Lock ’N’ Chase

Смог, снующий по вентиляционным шахтам лабиринта N, вырвался, непрерывными томными парами, на свободу, через прохудившуюся канализационную трубу. На шум сбежалось за раз толпы голодных крыс, цыкая и шепелявя на своем, никому не известном, крысином языке. Спустя какие-то часы, узкие затоны, перемычки и заглушки под лабиринтом, озарил смрад, и черная грязь наполнила доверху кубки вальпургиевых червивых валетов. Под неимоверным давлением и магмой, стальные прутья и плотная решетка, задерживающая воду на случай авральных ситуаций, лопнула и отвратный дурман, неестественные пары и выбросы нечистот, вышли из спор своих естественных мест, затопляя пустеющие комнаты лабиринта. Прекратилась автоматическая подача кислорода и началась интенсивная откачка. Но шланг в считанные секунды разорвало, превратив в пепел. Необузданная природа неизведанного, еще более проворно и озлобленно своим безразличием и беспомощностью, затопляла гектары за гектарами пустеющих лабораторий и кустарных лачуг, молниеносно уничтожая преграды на своем пути. В конце концов, потоп прекратился и система пришлась на временный, чаще всего длившийся вечность, ребут, в самый неподходящий момент. Считывать золотые убытки было не кому, пучина поглотила и невинных, оставив стыдливые следы своего мародерства. Охранники-андроиды переквалифицировавшись, прекратили думать микрочипами, а включились в фазу альфа – незапланированное самоуничтожение. Но это, скорее стремление ученных усовершенствовать свои машины и сделать их на шаг к идеальному разуму, мясорубки, без труда поменяв логи программ, бездушные машины превратились в неподвластное людям орудие убийства. Подземный бункер так и остался наедине с вечнозеленой ядерной зимой, случившейся пару сотен лет назад, когда о крупной аварии смели говорить лишь самоотверженные люди, выдвигающие иные пути светлого капитализма. Поддерживать весьма прогрессивный центр под кодовым шифром N (далее идет некоторый набор цифр и многозначительное многоточие на конце), ныне руины, погребенные под слоем зеленных массивов и топких болот необъятного Урала, никто не имел особого желания, разжевывая чужую жвачку, идти, скорее, в убыток своим финансам.
Итак, стоило мне на неделю другую оторваться от вожделенного пера, как тяга к науке и вечному вернулась в миг. И вот, я, добропорядочный гражданин своей воли, сажусь на тернистый путь нового обзора. И да, в первую очередь, разумеется, мне кинулись в миг самые, что не на есть, весомые перспективы просидеть у экрана монитора еще одну кромешную ночь, перебирая пальцами истерзанную временами, белесую клавиатуру старого пня. Однако, покуда я уже начал редактировать свою толком и не законченную рецензию, наткнулся на некоторые неприятности, в частности, связанные с зудящим повыванием моего второсортного кулера. Покопавшись на радио-рынке, я без труда для своей потенции и «подверженного экспрессивными лозунгами радикалов» кривому самолюбию на последний слог, сел и продолжил начинания годовалой давности. В итоге, у меня вышло следующее, о качестве которого рассуждал Мольер в своих трактатах и музейных комедиях…

Мы ступаем на порог провинциального рабочего – однорукого вора, трехпалого головореза. Иными словами, мы уже доподлинно почувствовались мануалом и видим в нашем герое лишь безликие черты лжеца и плута, попавшего в редкую передрягу. Вот и сейчас, прямо на ваших глазах, совершится приговор над фобией, облаченной в темные шаровары гнома. Войдя в темный лабиринт, двери за нами раз и навсегда захлопнутся, разве при условии того, что раскиданные тут и там монеты будут бережно собраны. Кроме аляповатостей сплошного уровня, идентичного Pac-Man-ну, есть и честно отваренные пикающие ширмы, называемые «прилюдными лабиринтами» (я их предпочитаю называть все же первым). Кроме того, путешествие в денежном хранилище становится увлекательнее и напряженным, когда за «ходячим кирпичом», выраженный, как протагонист, начинают охотиться андроиды. Стрелять подобные твари не умеют, зато безропотно поглощают в себя всю естественность ваших кубических, сферических нервов, предпочтя данную игру, взамен здоровому питанию и энергичному самоудовлетворению с чашечкой кофе. Хотя веселью и приобретенным впоследствии навыком «борьбы с треклятым управлением» будет не занимать для прохождения какой-нибудь части Гульмана.
В конце концов, не возбраняется просто таки мотать олимпийские круги, показывая приближенным, вашу многогранную крутость. Однако разработчики привнесли в свой проект еще одну народную забаву – «ставить на счетчик». По каким-то непонятным для меня причинам, милиция может на некоторое время дать дубка (что некоторые и по сей день делают в думе), да откинуться на неопределенный срок в другую часть уровня, когда мы будем ходить у них перед носом. В особенности это случается, когда игрок в непроизвольный момент скрывается на последнем издыхании от сущности-с-мигалкой в какой-нибудь один из порталов-дверей. Там наш сердечный друг и остается, пытаясь выждать и поймать нас, когда, как мы мироно себе ходим мимо него.
Монеты, о которых я уже молвил, стоят каждая по 20 целковых. Набрав значительный денежный мешок, нам откроются следующие бонусы – безликая кочерыжка, называемая головным убором; корона из пластилина; портфель с пивными сосками для второго игрока и телефон, открывающий нам возможности позвонить Альфу на Мелмек (не удивляйтесь, если из трубки полетят остроты, в частности, касающиеся вашей принадлежности к тому или иному вероисповеданию). Разумеется, каждый артефакт с небес, как чемодан с долларами (скорее плевок с балкона какой-нибудь брежневки), вам на голову не ниспадет. За все придется платить натурой или шеломом. Допустим так же, что за сомнительные ценности придется хорошенько попотеть (в хорошем смысле слова) и наверстать кругов цать, после чего можете с чистой совестью отправляется в утроб…

150 просмотр(-ов)

VN:F [1.9.22_1171]
Оцените статью, пожалуйтса!
Rating: 4.7/5 (3 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/5 (0 votes cast)
Lock ’N’ Chase, 4.7 out of 5 based on 3 ratings

Добавить комментарий